Иван Моисеев

ivan_moiseyev

Проблемы межзвездных перелетов

Иван Моисеев


Previous Entry Share Next Entry
Иван Моисеев
ivan_moiseyev

Вопросы космической политики - 2012

После моего доклада о проблемах космического законодательства в Сколково были довольно-таки интересные вопросы. Время не позволяло ответить на них с необходимой степенью детализации и аргументации – для ответа на некоторые из них потребовался доклад по объему равный основному.

Вопрос Г.Малинецкого (Центр Келдыша) я предвидел – он лежал на поверхности:

«Вот в СССР закона по космосу не было, а достижения были, Гагарин, например. В России есть закон, но нет достижений. Как это так?»

Я ответил примерно следующее:

1. Не стоит судить о состоянии космонавтики в СССР по публикациям газеты «Правда» - к концу 80-х годов советская космонавтика находилась в глубоком кризисе.

2. В частности в 76-86 гг. все средства «съел» Буран, существенно обедним остальные направления развития. Более того, Буран съел и деньги для разработки полезных нагрузок для него – а кому нужна транспортная космическая система, на которой нечего возить?

3. Полет Гагарина был 50 лет назад, и не стоит сводить всю космонавтику к одному, пусть несомненному, достижению.

4. При наличии мало-мальски приличного закона, такие катастрофогенные решения, как решение по созданию Бурана, приняты быть не могут.

Сейчас время есть и я попробую ответить детальнее.

1. Успехи начала Космической эры и система государственного управления.

В общественном мнении существует устойчивое представление о первых годах Космической эры, как о годах непрерывных успехов в космосе. Это представление основано на фактах, но мало кто знает, что в эти же годы формировался общий подход к управлению космической деятельностью, ставший причиной будущих поражений.

Нынешние кризисные явления в отрасли требуют анализа их истоков. Руководители отрасли, аналитики и публицисты часто и привычно ссылаются на «лихие 90-е», «недофинансирование» в тот период. Было такое, но такая отсылка ставит точку на анализе и сводится к тривиальному пожеланию – надо больше вкладывать средств и все будет прекрасно. Однако были времена, когда финансирование было более чем достаточное, но именно в те времена мы начали быстро отставать от США. Почти 10 лет отрасль финансируется в полном объеме, планируется и серьезные увеличения ассигнований – но является ли ситуация удовлетворительной? Есть ли хотя бы слабые намеки на грядущее улучшение?

Объективное рассмотрение событий советского периода в космонавтике показывает, что причины нынешнего системного кризиса лежат в методах и практике государственного управления космонавтикой, сформированных во времена СССР и во многом действующие до настоящего времени. Пороки советской системы 20 лет назад привели к краху Советского Союза, сегодня рудименты тех времен угрожают существованию российской космонавтики.

Эпоха космических успехов началась 4 октября 1957 с запуска Первого спутника и завершилась 23 апреля 1967 г. катастрофой «Союза-1». Успехи были и позже, но на фоне высадки на Луну в 1969 году они уже смотрелись не так ярко.

С точки зрения системы государственного управления следует отметить, что запуск Первого спутника был осуществлен при неудовольствии системы. Политбюро ЦК КПСС и МО СССР возражали, считая, что проект спутника отвлекает время и ресурсы от основной задачи – создания МБР (межконтинентальной баллистической ракеты). Однако, учитывая успех работ по МБР, руководство согласилось на запуск спутника – «пускай ученые побалуются».  Ситуация резко изменилась 6 октября. Наше сообщение ТАСС о запуске первого спутника было довольно скромным, сутки мир осмысливал произошедшее, а затем пресса Запада взорвалась восторженными комментариями.

Руководство СССР поняло, что им в руки попал мощнейший инструмент пропаганды своей системы и критики США.

Последовало указание – «даешь рекорды». И рекорды «дали». Вот как это происходило:

Соревнование первых десяти лет Космической эры можно сравнить с соревнованием спринтера и трактора. СССР бежал от рекорда к рекорду, США вспахивали все поле.

Иерархическая система государственного управления (более распространенные обозначения: «тоталитарная», «диктатура») позволяет сконцентрировать средства на нескольких выделенных проектах. Но бесплатный сыр – только в мышеловках. За это приходится платить «просадкой» на других направлениях. А эта «просадка» в итоге бьет и по избранным проектам.

Иллюстрацией сказанного может быть следующий диалог (из неопубликованных дневников В.П.Мишина – преемника С.П.Королева). 

«16.III.1966

Совещание в обл[астном] ком[итете КПСС].

6. А.М. Токарев

Мы не раз собирались здесь в обкоме по Н-1. У нас был некоторый период, когда мы ослабили контроль за ходом работ по Н-1. Мы исправим это положение. В конце апреля мы рассмотрим этот вопрос на бюро. Мы никому не дадим скидок, кто будет срывать график работ.

Мы потратили много сил, чтобы разработать мероприятия, обеспечивающие работы по Н-1. Но до сих пор эти мероприятия не утверждены. Мы просим к 50-ти летию  [Великой октябрьской революции – к 7.11.1967 г.] ликвидировать бараки.

7. Л.В. Смирнов

Другой такой области, имеющей такую мощную авиац[ионную] и рак[етную] промышл[енность], у нас в стране нет. Поэтому и поручена такая задача этой области. Работа проделана большая и добротная, по подготовке производства. Но темп производства недостаточен. З[аво]д «Прогресс» еще не стал головным. Фил[иал] ОКБ-1 ему мало в этом помогает. …»

Н-1 – мощная и очень сложная по тем временам ракета, аналог американской Сатурн-5, доставившей человека на Луну. Могут ли рабочие, живущие в бараках, сделать такую ракету? Вообще-то, да. Но это будет плохо и долго. Все 4 попытки запуска Н-1 кончились неудачей, гонка за Луну была проиграна. 

Наглядно все эти простые построения описал В.Высоцкий в «Песне про конькобежца на короткие дистанции, которого заставили бежать на длинную, а он не хотел.»

Иерархическая схема управления имеет и другой суровый недостаток – неразвитость и намеренное глушение обратных связей. Вплоть до казни гонцов с плохими вестями. А ведь знать о неприятных событиях значительно важнее, чем о приятных.

Существенно и то, что в силу самого характера иерархических систем, вершину иерархии занимают люди, все интеллектуальные ресурсы которых уходят на борьбу за трон. Это легко проследить и в сфере космической деятельности. Вот несколько стратегически провальных решений, принятых единолично людьми, находящимися на вершине иерархии.

В 1938 году было разгромлено отечественное ракетостроение, занимавшее тогда лидирующие позиции в мире. Самых талантливых конструкторов расстреляли, их учеников и помощников загнали в лагеря, в которых и после которых долго не жили. В результате в войне мы оказались без мощного оружия, а с 1946 пришлось восстанавливать все заново, на чужой технологической базе.

В 1946 году было принято решение копировать немецкую ракету Фау-2 (проект Р-1). Сейчас распространено мнение, что это было удачное решение. Основной аргумент сводится к тому, что следовало учиться у умных немцев. Многие участники проекта отмечали это в своих мемуарах. Психологически понятно – можно ли критически оценивать проект своей молодости? Однако объективно это проект просто отнял время и ресурсы. Во-первых, Фау-2, взятая за образец, таковой не являлась. Ракета создавалась в военное время, в жестких условиях требований скорейшей реализации. Поэтому к 1946 году конструкция была уже морально устаревшей. Во-вторых, создать копию всегда сложнее, чем, ухватив идею, создать лучшую конструкцию. Это выглядело как если бы, зная конструкцию автомобиля, инженеры занялись точным воспроизводством трофейной телеги.

Таким образом, было потеряно время, крайне ценное на старте любого проекта. В 1950 Р-1 со скрипом была принята на вооружение небольшой серией, в 1956 Р-1 начала сниматься с вооружения, заменяться уже существенно лучшими ракетами. Но время и ресурсы были потеряны.

Начиная с 1962 года, начались массовые запуски военных спутников, по большей части – фоторазведчиков. При этом была выбрана бездарная стратегия: все средства были брошены на изготовление и запуск малоэффективных и технологически отсталых спутников, на совершенствование технологической базы ресурсов не осталось. (В те же времена у нас активно высмеивалась схожая политика китайского Большого скачка, с его мартенами в каждой деревне…). Именно этот выбор предопределил наше хроническое и катастрофическое отставание в производстве комплектующих для ракетно-космической техники.

В 1976 г. было принято решение о создании транспортной космической системы «Энергия-Буран». Программа принималась при всеобщем неодобрении как военных, так и гражданских специалистов (впрочем, как и положено в иерархической системе, высказываемом весьма скромно). Основной причиной принятия столь дорогой и спорной программы называют страх Политбюро ЦК КПСС перед возможностью использования американского шаттла для бомбардировки Кремля (так называемый «нырок шаттла над Москвой»). Технически и с военной точки зрения – это чистой воды горячечный бред, но как уже говорилось – от людей занимающих верхушку иерархической системы нельзя требовать даже зачатков знаний и просто здравого смысла. А вот паранойя – это для таких людей типично. В условиях жесткой борьбы за власть, когда проигравшие просто убиваются, сложно не стать параноиком, боящегося каждого шороха.

10 лет Буран съедал львиную долю сил и ресурсов космической промышленности в ущерб всему остальному. И когда он, наконец, взлетел, выяснилось, что он никому не нужен. Основной подрядчик по этой программе даже почти не пытался спасти Буран, предложив для него какие-либо полезные нагрузки, основные заказчики – военные – кивали друг на друга:

«–  Вы ничего не сделали?

– Нет.

– И мы тоже. А Самара?

– Тоже ничего.» - диалог между представителями Министерства обороны на одном из заседаний в Президиуме АН в конце 1991 г.

Эти эпизоды – только видимая часть айсберга. Иерархическая система управления определяла общие для нее правила игры: примат отчетности перед реальным делом, ведомственный подход вместо системного, торможение инноваций. Все это не очень заметно, каждое конкретное плохое решение всегда может быть красиво обосновано, тем более, для неспециалистов, которые и занимают вершину иерархии. Но эти правила распространялись на всю отрасль и действовали длительное время. Проблемы накапливались и обострялись, и когда в конце 80-х годов завеса секретности была в некоторой степени снята и появились критические публикации – создалось впечатление лавинообразного краха.

Анализом причин и следствий этого краха, поисками путей выхода мне и пришлось активно заниматься в 1990-1992 гг.

(Продолжение следует.) 




  • 1
Таблица впечатляющая!

По Р-1 – это же не просто копирование, а ещё и подтягивание промышленности на должный уровень. Обучение инженеров и рабочих.

“страх Политбюро ЦК КПСС перед возможностью использования американского шаттла для бомбардировки Кремля” – да, эту версию можно видеть в различных источниках.
Но где логика? Если боишься бомбардировщика, нужно делать истребитель!
Тогда логичнее было принять на вооружение десяток “Спиралей” :)
Наверняка, не всё так просто. И решение принималось на основе других соображения.

Подтягиваться и обучаться лучше делая свою конструкция, а не копируя чужую. Если бы начали делать сразу Р-2 или Р-3, как предлагал СП, и подтягивание, и обучение пошло бы быстрее и качественнее, а время потеряно не было бы.
А логики не было никакой. Это я и хотел отметить, "симметричный ответ" был самым глупейшим. Но тогда действовала доктрина "стремления к паритету", идеология была - раз амеры это сделали, значит и нам нужно. Впервые об "асимметричном ответе" заговорили только когда поняли, что на симметричный сил уже нет.
Такого рода решения всегда имеют много оснований, но множно выделить доминирующее. Глеб Лозино-Лозинский рассказывал нам с Жуковым, что против "Бурана" возражали и военные заказчики, и гражданские конструктора. На решающем совещании последнее слово сказал Устинов - в том духе, что если ничего и не выйдет, мы получим новые технологии. Явно, решение уже было принято, совещание ничего не решало, а Устинову надо было придумать хоть что-то похожее на рациональное объяснение.

> На решающем совещании последнее слово сказал Устинов - в том духе, что если ничего и не выйдет, мы получим новые технологии.

Так это другими словами означает именно признание в бессилии! - Это как когда в тяжелейших для Германии условиях, когда каждый танк/самолет были критичны, Гитлер вместо танков и самолетов дал команду делать серию "чудо-оружия" Фау-2, рассчитывая буквально на чудо.
- Я давно говорил, что конец СССР был явно виден еще в начале 1980-х, а тут такая явная ниточка, говорящая, что попытки оттянуть агонию начались еще раньше.

Нижняя строчка таблицы с ошибкой, или ошибочно покрашена.

Кстати, я там на форуме Кейнса упоминал и экономический мультипликатор, так вот это издание мало того что советское, так 1936 года (кто надо, могли знать еще тогда!!), и там Кейнс прямо говорит, что госвмешательство в целом на экономику действует положительно, только если конкретная отрасль получает увеличенные инвестиции НЕ за счет уменьшения инвестиций в остальные; а мультипликатор получается только если не все деньги проедаются а существенные ЧАСТНЫЕ деньги тратятся на инвестиции, а если частных инвестиций нет, то вместо мультипликатора будет инфляция.

Не уверен что данный тезис благосклонно восприймут в рунете, но яркими перекосами экономической политики славится КНДР, в которой есть ракетные технологии и атомная бомба, и при этом народ живет не просто бедно а жутко бедно.

Да, есть ошибка. США первый ИСЗ на стационар запустили в 64, мы - в 74. Места перепутаны.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account